Иерусалимский Клуб Политической Песни «Зимрат aАрец»

Главная

Новости

Авторы

Песни

«mp3»

Каталог

English

בעברית
Публикации и ссылки

Нам песня – думать и жить.

Анна Данилова

Кто умеет читать между строк,
Кто проникся и переживает
Страхи, мысли, иллюзии тех,
Кто слова выбирает.
Эхуд Манор

Утопия – (греч.) место, которого нет.


“Imagine…”1, - позвал Джон Леннон в свою фантазию. Вызов воображению на самом деле был призывом к действию: не мечтать, а мечту осуществлять. И причитание о мире, которого нет там, где мы есть, но который обязательно будет в Месте Которого Нет, и о надежде, что все мы там будем, стало символом утопической социально-политической песни.

В разных странах, на разных языках, под разными названиями звучала и звучит своя “Imagine”, и не одна. Но - об одном: о мире насущном. Как никогда и нигде насущном в Израиле, где парадный утопиический марш так и называется: «Песня о мире»2.

“Imagine… Мир…”, - приняли вызов и вскоре захватили солирующие позиции голосистые исполнители из лагеря неутомимых строителей Нового Мира на огороженных высоким забором территориях Места Которого Нет. Они всегда стремились манипулировать чужим воображением, потому что знают: надо дать человеку мечту, чтобы – во имя неё – отнять у него все остальное; чтобы оправдать свои эксперименты с жизнями людей и посеянную этими опытами безнадежность; чтобы заставить его признать свою безальтернативность, как единственного гаранта осуществления по сути неосуществимой мечты.

Не удивительно поэтому, что, распевшись до полной кондиции, эти солисты заявили, что уже слышат голос из прекрасного далёка, зовущий их в чудесные края3. Голос этот они смело нарекли Голосом Разума и – уже на правах хормейстера - заглушили все иные голоса. (От слушателей недоумевающих и сомневающихся они отмахнулись, заявив, что слышат голос потому, что избранные, правда, не народом, а вообще. Ну и вообще…)

“Imagine!… Мир!…”, - вовсю заголосили лагерные транзисторы, по совместительству - создатели общественного мнения. От их усердия у слушателей закладывало уши и раскалывалась голова, но, видимо, именно этого они и добивались. В исполнении этого хора, мелодия сладких слов зазвучала слишком уж навязчиво и стала очень походить на сеанс гипноза, цель которого – отправить потерявший сознание - и самосознание - народ на освоение рокового Места Которого Нет. Отказавшихся же от такого счастья могли послать в места иные, правда, уже реальные и не столь отдаленные.

«Сотвори себе утопию» - первая заповедь поэта, презирающего прозу жизни. Однако самыми ревностными её исполнителями оказываются объявляющие себя поэтами циники, которые, будучи отпетыми политиками, творят утопию под себя, но загоняют в неё всех остальных. С неугодными же «прозаиками жизни» не церемонятся: им позволяется разве что заикаться, и то – лишь иногда, чтоб только вызвать отвращение. К себе же.

Воздушные замки (на которых почему-то всегда висят чугунные замки) – символ прогресса в лице мирного процесса, убежден теоретик и практик номер один израильской утопии – Шимон Перес, да и все остальные – с номерами и без. Их стараниями утопическая песня стала в Израиле политической программой к действию. К тому же (или, может, потому же), здесь по транслируемым песням можно узнать не только новости, но и их комментарии в соответствии с политическим вкусом редактора. Так, выпуски аналитических программ сопровождаются подборкой когда более, когда менее откровенных песен, с помощью которых создается эмоциональный фон для восприятия конкретной информации и задается нужный настрой. Высмеять и обвинить одних, превознести и благословить других, – на каждый случай есть у нас своя песня.

Впрочем, не всякую песню передают по центральному (и не только) радио. Ведь если песня – это пища для ума, то не всякая пища полезна с точки зрения модной в среде культурно-политической богемы диеты, направленной на территориальное похудание Израиля и избавление от национальных жировых отложений справа. В качестве вознаграждения за тщательное соблюдение такой диеты, прогрессивные диетологи со всего мира обещают Израилю путевку в один конец на тот таинственный свет Нового Ближнего Востока.

В этой ситуации в Израиле не могла не возникнуть альтернативная – антиутопическая – песня, разоблачающая неизменную сущность и неизбежные производные утопии: тоталитарность, коварство и жестокость. Песня, противостоящая её безумию и главное – её бездумности. Ведь проводникам в утопию нужен не думающий человек, а лишь послушный и податливый, укаченный ритмичным стуком красивых слов.

И в то время, как одни уходят (или их уводят) через песни в мир иллюзий, с точки зрения Юры Липмановича и других участников Иерусалимского Клуба Израильской Песни (на иврите - «Зимрат а-Арец»):

Песни быстрого реагирования -
Это способ нюхать воздух, а не клей…
…(и) не газ.



Это – способ взглянуть на действительность со стороны, при этом не убегая от неё и не утрачивая с нею связь. Метод изобразить её такой, как она есть и разобраться в ней при помощи сознания, не оцепленного липучим клеем иллюзий и не отравленного их нервно-паралитическим газом.

Клуб этот, по традиции называемый еще Иерусалимским Клубом Политической Песни (КПП), возник на пике очередной еврейской трагедии, вызванной реализацией очередной еврейской утопии. Имя утопии – Осло. Имя трагедии, соответственно, то же. (Еще эту утопию называют «Мирный процесс», и в этом тоже - её трагедия.)

На пороге 2000 года, когда в Израиле развернулась кампания против передачи сирийцам Голанских Высот, программист Михаил Шовман добровольно организовал конкурс на лучшую песню, посвященную Голанам. В результате этой частной инициативы, конкурс, проходивший в иерусалимском кафе, превратился в концерт, а участники объединились в Клуб, со временем вышедший не только за пределы Иерусалима (а благодаря Интернет-сайту www.rjews.net/jsc/, созданному – тоже на добровольных началах – программистом Львом Судаковым, – и за пределы Израиля), но также и за рамки узко тематического политического протеста.

Сегодня в их репертуаре пародии и авторские песни, философская лирика и сценарии Пуримшпиля, политическая сатира и политическая же лирика. Среди участников: Марк Эпельзафт, Юрий Липманович, Илья Кутузов, Евгений Мерзон, Натан Перчиков, Александра Шаакк и другие, - и у каждого - свой стиль, своя манера самовыражения. Надо сказать, что иногда они используют мелодии и мотивы уже известных песен известных авторов, но – по закону жанра - главным в их творчестве были и будут их собственные слова.

Участники приходят (и реже – уходят), но все они – молодые, хотя уже и не совсем новые репатрианты из бывшего СССР, до глубины души проникнутые израильской жизнью с её маленькими и большими праздниками, трагедиями, радостями и проблемами, с её героями и антигероями, фактами и мифами, правдами и неправдами. Поэтому на каком бы языке они ни писали – русском или иврите – это прежде всего - израильская песня, понять, прочувствовать и оценить которую во всем уникальном сверкании и переливании её аллюзий, смыслов, текстов и подтекстов может только человек, знакомый со здешними реалиями или искренне ими интересующийся.

Творчество есть производное боли, говорил Джон Леннон. Творчество КППшников - тоже производное боли. Но боли не от недосягаемости Места Которого Нет, а от пережитого в период пребывания в нем. Болью за изувеченных телом и душой людей, за их исковерканную жизнь; болью за искалеченный здравый смысл, за торжество лжи и предательства, за безнаказанность очевидного зла.

…Где же город святой, где святая стена ?
Под копытом осла потерялась страна.
Я сначала скорбел, а потом перестал.
Я лежал, и меня белый голубь топтал.

Я хотел въехать в город на белом осле...
(Ю. Липманович, «Белый осёл», 1997 год)



Некоторые из участников начали писать свои песни задолго до формального объединения и уже тогда выражали в них свое отношение к преднамеренному – рукотворному – сотрясению Земли Израиля «мирным процессом», начавшемуся в 1993 году и продолжающемуся до сих пор, и уже разрушившего тысячи человеческих жизней. Таким образом, их политическая песня во многом стала исторической, - этакой летопеснописью смутного времени.

Не претендуя на владение абсолютной истиной, они предлагают свой взгляд на события, тем самым защищая свободу даже не слова, а прежде всего - мысли от сковывающих рамок конформизма и мнимой безальтернативности, проповедуемой официальной пропагандой:

И пусть обрыв перед локомотивом,
Но машинисты донесли до нас:
Движенью в пропасть нет альтернативы,
Давай, кондуктор, смело жми на газ.
(Ю. Липманович. «Товарищ Перес»)



Юрий Липманович – ведущий голос антиутопической песни израильского КПП. Пишет он на русском и иврите, и на обоих языках его песни переполнены виртуозной игрой слов и смыслов.(Его песни на иврите – это отдельная история, но переводить их на русский, пытаясь сохранить оригинальность этой игры столь же трудно и даже бессмысленно, сколь пытаться сделать обратное.)

Однажды, концерт клуба «Зимрат-а-Арец» снимало израильское телевидение, и у Юры брали интервью. Но послушать с экрана, что он там сказал не удалось: редактор программы интервью забраковала, аргументируя свое решение тем, что для своих взглядов он выглядит - цитата - «слишком нормально, слишком интеллигентно»…

Под словом «слишком» редактор, похоже, подразумевала «угрожающе»…

…Вооружилась газетная братия,
Мобилизована гостелерать,
Чтоб не вращали враги демократии,
Словно пропеллеры, историю вспять…
(Ю. Липманович «Четыре миллиона»)



Впрочем, опасения редактора и её товарищей по вкусу и по цвету понятны: с их точки зрения, Липманович постоянно – с маниакальным упорством и в серийном порядке - посягает на их святыни. А их святыни – это Святое как таковое. Абсолютное.

Впервые он косвенно «посягнул» на «мирный процесс» в апреле 1993 года, за несколько месяцев до подписания Норвежских соглашений:

Процессу схожденья с ума незнакомо топтанье на месте.
Эволюция терминов проходит под стать фейерверку:
Было явление честности, стало отдание чести…
(«Песня не про нас»)



По ходу развития процесса, его песни становились откровеннее и острее:

…В театре абсурда, что был нам ниспослан,
Темно от обилья висящих стволов.
В роли мессий - архитекторы Осло,
Все остальные - в роли ослов…

Курс руководства незыблем и гладок,
Каждый сверчок знай свой шесток.
Это ещё - не новый порядок,
Но это уже - Новый Ближний Восток…
(«Четыре миллиона», 1997 год)



В том же 1997 году Юра написал шуточную (в которой, как и полагается, только доля шутки) песенку о мирном процессе на мотив «Школы бальных танцев». Так она начиналась:

Это - зданье мирного процесса,
Что родился в Осло, Вам говорят.
Выстроено в тайне, не без интереса,
И украшен голубем фасад.

Этот голубь, он летать не может,
У него отсохло правое крыло.
Левое крыло отсохнет тоже,
Просто время не пришло…



Казалось, это время все-таки пришло с началом - в октябре 2000 года - Интифады Эль-Акса, когда народ проснулся от спячки, а «архитекторы Осло» - в нее ушли и в ней же затаились, точнее – притаились. Но опытные пластические хирурги из политической клиники сделали хитрую операцию и крылья голубю восстановили, только вот правое - пришили к левому плечу, а левое превратили в съемный протез, который периодически – по нужде - приставляют к плечу правому.

Потом Липманович «посягнул» на уже упомянутую здесь священную «Песню о мире», написав свою версию этого утопического гимна, в которой – во многом при помощи подчеркнутого использования фраз и лозунгов из оригинала - разоблачил весь изначальный его абсурд, доказав, что такие вещи говорят сами за себя, стоит только вслушаться, а точнее – захотеть услышать:

…Мы живём в большой стране.
В ней кто-то жил до нас.
Если скажем : "Нет войне !",
Настанет мир сейчас.

И возляжет волк с козлом,
И волк козла не съест.
И в борьбе добра со злом
На зле поставят крест.

Шире, шире карман
Держите, господа!
В мире - мира дурман.
Мир, Май и Авода.4
(Песня за мир», 1999)



Своими песнями он «посягал» и на кумиров. К примеру, он не раз «задевал» уже упомянутого здесь ведущего израильского научного утописта, и одновременно - Великого Государственного Деятеля, обозвав его в одной из песен «большим писателем».

Поминал и других, из которых иных уж нет… Впрочем, неприятие кумира – это прежде всего протест против культа личности. Но там, где для одного «Не сотвори…», для другого – еретическое святотатство:

Я спросил у Рабина:
«Где черта зеленая?»
Пресса мне ответила:
«Нет насилию!»
(Я спросил у Ясера…» 2000 год)



И всегда сквозь юмор и сарказм, сквозь лирику и стеб проглядывает то, что неизменно движет гражданским творчеством, - неравнодушие к происходящему вокруг.

Песни участников КПП не корректны с точки зрения политкорректности. Но они такими быть и не должны, потому что существуют, чтобы привести человека в себя, встряхнуть и, отвратив от чужого безумия, обратить к своему собственному – внутреннему - разуму. Чтобы, подумав, каждый решил и выбрал для себя. И выбрал жизнь.

Эти песни живые и жизненные, и в этой своей естественности – ясные и мудрые. Они свидетельствует о том глубинном понимании ситуации, которое не обусловлено ни образованием, ни поверхностной – плоскостной – логикой, а лишь природным интеллектом души и нравственностью ума. И соответствующим чутьем, благодаря которому происходит не только сознательное, но и интуитивное постижение действительности, позволяющее учуять подлость и подвох вопреки всем навороченным искусственным – и самым искусным – преградам и подлогам. Иначе говоря, они свидетельствуют о способности проникнуть в самую её - действительности – суть, столь явную для Человека Думающего с неискаженным нравственным восприятием.

Это нравственное восприятие у каждого свое. Кто-то убежден, что «в борьбе за дело мира все методы верны»5, кто-то чертыхается, услышав новость о дотациях религиозным семьям и поселенцам, считая это корнем всех проблем, и не желая знать и видеть ничего вокруг. А кто-то искренне переживает, услышав известие о том, что человека без суда сажают в тюрьму (человек этот Ноам Федерман, хотя важно не имя, а принцип), или известие о странном аресте, среди прочих, Ицхака Паса, - отца убитой снайпером прямо в коляске девятимесечной Шалхевет. (Напомним, что детали его дела были строго засекречены, но дело обернулось мыльным пузырем. Видимо, отсутствие в деле серьезных деталей и было самым большим его секретом.) Впрочем, в Израиле такое иногда случается с людьми, желающими жить на Своей Земле, а не в Месте Которого Нет.

«Ведь если есть шампанское6 в ШАБАКе,
то нам свобода слово ни к чему».
(Ю.Липманович «Товарищ Перес»)



Народ же все это время пребывает на «Фестивале рыб»7. Но, как поется в той песне, «у рыб нет государства», - их судьба – либо море, либо печка…

…И вот готовый «продукт» уже в тарелке, – со своего же молчаливого согласия подан на международном банкете в честь торжества гуманизма и мира…

… И стаи шизокрылых
Слетаются на пир.
(Ю. Липманович. «Послевыборная-99»)



…Подан на радость как уже сытым гурманам-арбитрам, так и ещё зверски голодным воинам-победителям.

И все это - под звуки добрых песен о прекрасном.

***

Все это уже было, и не раз. Воплощенная утопия становилась воплощением жестокости, трагедии и смерти. Что естественно: ведь в её мертвом трафарете не предусматривается место для живых и независимых людей с их волей, здравым смыслом, правами и свободами.

Была и разоблачающая антиутопическая, оппозиционная политическая песня, будь то просто «душеотводная»8, или куда более амбициозная. Она существовала потому, что думающие люди жили и хотели жить, и для того, чтоб живущие думали. Разве что в каждом отдельном историческом случае условия для жизни и для творчества были разные: где-то там был откровенно тоталитарный режим, а тут – всего лишь левополушарная демократия, - половинчатая, ущербная.

Здесь подобные разоблачители считаются не сумасшедшими, а подстрекателями. И если вид у них соответствующий – то могут подпустить к экрану (микрофону) в виде пугала. Если же выглядят они «слишком нормально и интеллигентно», то путь к эфиру им заказан, как не вписавшимся в концепцию.

Хотя, надежда, как известно…

Впрочем, это не только было, но – в том или ином виде - ещё будет. И тогда очередной сотворенный кумир сотворит очередную утопию и – под бурные и продолжительные аплодисменты – призовет народ утопить в ней свои страхи, грехи и ошибки, чем заслужит признание, славу и авторитет мудреца, пророка и таланта современности.

А за кулисами этого шумного бала будет слышен пусть непрофессиональный, но внятный голос разума. И петь он будет свою песню, - пусть даже не самую популярную. Но это будет песня - чтоб думать и жить. Чтоб не пропасть в Никуда.

В статье использованы песни и материалы из Интернет-сайта КПП, расположенного по адресу www.rjews.net/jsc.


***ПРИМЕЧАНИЯ***
1) Imagine – (англ.) Вообразить, представить себе. Также – название популярной песни Джона Леннона.

Представь, что нету рая…
Представь, - это легко.
И ада тоже нету,
Лишь небо далеко.
Представь: все люди мира
Живут одним лишь днем…

Ты скажешь: я мечтатель,
Но я совсем не одинок.
Когда-нибудь и ты примкнешь к нам
Тогда единым станет мир.

Представь: нет стран, нет наций…
Представь, - это легко.
Религий тоже нету,
А смерть - так далеко…
Представь: все люди мира
В мире живут мирно…

Представь, что нету собственности…
Давай, давай – представь!
Ни жадности, ни жажды,
Лишь братство вся и всех.
Представь: все люди мира
В мире – одном на всех…

2) «Песня о мире». Слова Янкеле Ротблита.

Дайте солнышку взойти
И утро озарить,
Воплям из молитвы
С толку нас не сбить.
Нас никто не возвернёт
На темный, страшный путь,
Чужда нам радость военных побед,
Славу героям незачем петь.

Припев:
Поэтому пойте песню мира,
А не шепчите молитву!
Лучше - пойте песню мира,
Громко-громко её кричите!

Пусть светит в глазах надежда,
Но одних намерений мало.
Эта песня – дань любви,
Войны же нам не надо.
Не говорите, что день придет,
Сами его сотворите
Он – не мечта, и на всех площадях
О мире, о мире кричите!


3) «Слышу голос из прекрасного далека
Он зовет меня в чудесные края…»

(Строчки из песни «Прекрасное далеко»,
Слова Ю. Энтина)


4) Авода (ивр.) - труд, работа. Также – название крупнейшей левой израильской партии.

5) Строчка из песни Ю. Липмановича «Послевыборная –99».

6) Слово «шампанское» обыгрывается, учитывая, что такой же была кличка печально известного по делу об убийстве Ицхака Рабина агента ШАБАКа (ШАБАК – Израильская Служба Безопасности) Авишия Равива.

7) «Фестиваль а-дагим», - песня Ю. Липмановича на иврите. Под этим же названием выпущен диск КПП на иврите, в который включены песни разных авторов – участников клуба.

8) «Душеотвод» – раздел Интернет-сайта КПП

2004


Главная

Новости

О нас

Авторы

Каталог

Песни о мире

На иврите

Песни

MP3

Диски

Друзья

Ссылки

История

Наши концерты

Игра

Поиск

Напишите нам

עברית

English
При цитировании обязательны ссылки на автора и сайт; в Интернете - линки.
Сайт адаптирован для Microsoft Internet Explorer / Firefox / Google Chrome.
© Лев Ари Судаков
2001-2014
Обратная связь
LJ / ЖЖ
Эта страница обновлена 26.7.2014