Иерусалимский Клуб Политической Песни «Зимрат aАрец»

Главная

Новости

Авторы

Песни

«mp3»

Каталог

English

בעברית
Публикации и ссылки

Текст первого интервью на радио «Нового Русского Слова»

Ведущий: Михаил ЭДИЧ. 22.07.2003

Я хочу, чтоб к штыку приравнялась… гитара
Эксклюзивное интервью с членами иерусалимского Клуба политической песни Михаилом Шовманом, Юрием Липмановичем и Марком Эпельзафтом

Помните классика, который призывал к штыку приравнять перо? Я пригласил к диалогу израильтян, которые к штыку приравняли…гитару. Да клуб и начался, собственно говоря, с боевого задания. Эхуд Барак, решив в рекордные сроки замириться с лидерами Сирии и Палестинской автономии, счел возможным уступить противнику (а партнерами Асад-старший и Арафат никогда не были) свыше 95 процентов земель в Иудее, Самарии, секторе Газы и на Голанах. Израильтяне, видевшие дальше самого орденоносного генерала в истории Израиля, выставили в начале 2000 года пикеты на перекрестках важнейших дорог.

«Они мерзли и мокли, - рассказал мне иерусалимец Михаил Шовман, - сменяли друг друга и верили в правое дело. Но что нам строить и жить помогает? Правильно, песня. И мы решили такую песню написать. Песню, которая укрепила бы дух пикетчиков. И не одну, а цикл песен, в котором бы нашло отражение наше отношение к Норвежским соглашениям и к политике Эхуда Барака».

Короче, зимой 2000 года Михаил собрал шестерых бардов, и эта, извините за выражение, агитбригада дала концерт защитникам Голан. Есть прямой смысл назвать фамилии, вполне возможно среди наших читателей есть родные, друзья или знакомые авторов этих боевых песен: Григорий Йофис, Евгений Камбур, Илья Кутузов, Натан Перчиков, Юрий Липманович и Марк Эпельзафт.

Пролетели три года, многое изменилось в политической жизни еврейского государства. Победили партии правой ориентации. Эхуд Барак сошел с политической арены. И вместе с ним сошла его партия Авода. Лидер правого лагеря Ариэль Шарон вторично сформировал правительство. Но в регион решительно и надолго пришли Соединенные Штаты, и наш президент Джордж Буш заставил Шарона и Абу Мазена подписать «Дорожную карту». И старые песни клуба, созданного Мишей Шовманом, снова оказались востребованными. Действительно, кто скажет, что это написано в 1997 году?

Вам, евреи, хватит Тель-Авива –
В Иерусалиме климат слишком сух.
А из Тель-Авива видно перспективу:
Шаг назад – и в море плюх!

Весело, не правда ли – весело аж до слез. У Юрия Липмановича есть и такая злободневная строфа:
Поселенцы, собирайте вещи,
Прочь из Иудеи вам говорят.
Вы в чужую землю
Впились словно клещи, -
Нужно сделать шаг назад.
Можно найти строки на злобу дня и у других авторов.

Шовман: - Марк Эпельзафт молод. Репатриировался из Гомеля. В Израиле уже 13 лет. В «той жизни» был гостем литературных кафе, участником фестивалей бардовской песни, выступил как-то в Театре на Таганке.

Слова: Марк Эпельзафт
Музыка: по мотивам А. Галича
Бумажный солдат  

Мир молчал - они виновны
За распятого Мессию...
Горы пепла по Европе,
Реки крови по России ...
Мир молчал - и за молчаньем
Ни раскаянья , ни света...
Никогда не станет мальчик
Ни солдатом , ни поэтом...

Г. Эпельзафт


Мир молчал... Так что же ныне
Отдаём ему в угоду
Наши древние святыни,
Нашу землю и свободу...

Оплачено это кровью –
И катят со всей земли
Цветы возложить к надгробью
Министры и короли...

Шагают берлинцы, венцы
На “Danke” меняя “Halt”...
А в наших сердцах Освенцим,
Майданек и Бухенвальд.

Не зажила эта рана,
Скорбит по сынам Сион...
И пепел Второго Храма --
Стучит в наше сердце он.

Но вечен Ерушалаим.
Но сгинули Рейх и Рим.
Зачем же вновь отступаем?
Ведь ведаем - а творим.

Зачем же заходим в клетку
Вчерашним рабам под стать...
Выводит Господь отметку
Не пробующим летать.

Ведёт нас на берег Леты
Бумажный один солдат...
Господь мой Всевышний - где ты!
Не дай отступить назад.

Не дай нам изгнанья снова –
Молю тебя об одном –
Чтоб ужас пути земного
Казался случайным сном.

На Святой Земле светает
Земные спокойны сны...
И снег идёт, и не тает
Невиданной белизны.

Шовман: - Михаил, честно вам признаюсь, я не ожидал от американского русскоязычного журналиста такого аккуратного и точного анализа ситуации, которая привела к рождению нашего клуба политической песни.

- Спасибо на добром слове, но должен вам заметить, тезка, что журналист, о котором вы говорите, выпускает ежедневно «израильскую» страницу в НРСлове, раз в неделю – страницу «Еврейские диалоги» и вот уже несколько лет ведет ток-шоу на «радиомосту» Нью-Йорк-Иерусалим.

Шовман: - Спасибо вам от имени израильтян, по крайней мере, от имени членов иерусалимского Клуба политической песни. Впрочем, клуб наш, а он начался с объединения нескольких бардов, которые решили создать песню для пикетчиков, противостоящих Норвежским соглашениям, стал объединением друзей. Притяжение таланта действует, к ядру из шести энтузиастов присоединились новые члены клуба. И не только песенники, но и певцы, чтецы, литераторы, танцоры. Мы даже поставили целый «Пуримшпиль». В клуб также пришел замечательный компьютерный дизайнер Лев Судаков, который «сочинил» наш вебсайт.

- Если не сейчас, то когда вы назовете адрес?

Шовман: - Достаточно дать любой поисковой машине задание найти «иерусалимский клуб», «jerusalem song club», и вы получите наш адрес. Тем не менее, сообщаю и телефон: 011-972-53-525-368, и интернетный адрес: www.rjews.net/jsc
Я сам не пою и не пишу, но стараюсь как можно больше сделать для жизни клуба, потому что это для меня это счастливая возможность жить в микроклимате творчества.

- Марк, мне рассказывали наши общие знакомые, что песни вы пишете уже лет десять. И даже творчески переработали израильский гимн «Атиква», другими словами приблизили гимн к «русской улице». Не прочтете ли этот текст?

Эпельзафт: Сразу же оговорюсь – это очень и очень приблизительный перевод.

Про Ерушалаим много лет подряд
Мы слова слагали чуть дыша.
Там закат пылает, там сердца горят.
Там жива еврейская душа.
Вновь под сенью Сиона
Год от года повторяем
В эти дни, во время оно:
«Эрец, Цион, Ерушалаим».
Повторяем год от года:
«Эрец, Цион и свобода».

- Я надеюсь, что наши читатели поймут: перед нами текст, в то время как эти слова нужно не читать, а петь, причем – стоя… Марк, не знаю, согласитесь ли вы со мной, - политической песне философия противопоказана, песня должна звать к действию, то есть быть в какой-то мере разяще плакатной. Но ваш любимый поэт – Иосиф Бродский! Отсюда можно предположить, что вам не чужда и лирика высокого накала? Не хотите ли прочесть строки, в которых сквозит, как бы красивее сказать, - замешанная на вечности грусть?..

Эпельзафт:

Н.К.

Посмотри-ка, Наталья,
облака в вышине расплескались...
И на Западе влага туманным поводит плечом...
Зажигают огни... Наконец-то и ты отыскалась,
Безымянная грусть - остальное уже не причем.
На земле в этот час восклицают, играючи, дети.
Горизонт розоват - и лиловое врозь с голубым
Никогда-никогда не бывает у вас на примете -
Пусть ты вновь одинок иль, напротив, доныне любим.
Ничего... Ничего не отыщется... Вечер нахлынет...
И утешишься ты даже слабым пожатьем руки.
Это - свет из очей... Никогда он тебя не покинет.
Отчужденью назло – и рассудку всегда вопреки.
Провожаю опять... Остаюсь, как и прежде, с цветами...
Остаюсь, как и встарь, с теплотой не зажженной свечи.
Занавески дрожат - и проходят созвездья над нами,
И уходят от нас, и уйдут, но пока что – молчи.

- Михаил, раз уж мы заговорили о жанровом разнообразии, то следует, наверное, уточнить, что иерусалимский Клуб политической песни не придерживается одного-единственного музыкального жанра. Вы исполняете и блюзы, и рок-н-роллы, и даже рэп.

Шовман: - Примером рэпа может служить песенка - результат плодотворного сотрудничества Ильи Кутузова и Юрия Липмановича - «Согласно Рабби Шнеерсону»…

Она была выпускницей класса йуд-бет,
Не пила вина и не курила сигарет,
Она не знала, что такое презерватив,
И не носила мини

согласно раби Шнеерсону.



А он ходил учиться в Тель-Авивский университет,
Он не мог без вина и ни дня без сигарет,
Он познал всех женщин в округе своей,
Но по рождению он был еврей

согласно раби Шнеерсону.



Однажды встретились они на тахане меркази .
Она идёт, а от него перегаром разит.
А им обоим нужен был 530-й маршрут,
Что не ходит по субботам

согласно раби Шнеерсону.



Они стоят на остановке и чего-то ждут,
А автобуса нет, хоть тресни и всё тут.
Они стоят который час, а солнце зашло,
И настала суббота

согласно раби Шнеерсону.



И вот он обнимает её за плечо
И в губы целует горячо - горячо.
А её бросает в холод, её бросает в жар,
Она не знает, как себя вести

согласно раби Шнеерсону.



Всё получилось так нелепо, и кто тут виноват ?
А его звали Пётр, а её - Эйнат.
И им расстаться бы давно, но гематрия их имён
Была одной и той же

согласно раби Шнеерсону.



Теперь он ходит в кипе и не бреет бороды
И биркат-амазон читает после еды
И не пьёт ничего кроме (огненной) воды
И на ночь читает труды

раби Шнеерсона.

- Михаил, а кто еще, помимо названных мной израильтян, входит в Клуб политической песни?

Шовман: - Александра Шаак, Евгений Мерзон, Елена Веселая, Марк Шеймер, Лев Судаков и другие.

- Это иерусалимский клуб. А у вас есть контакты с коллегами, так сказать?

Шовман: - Коллегами мы считаем всех, кто пишет политические песни, - таких контактов, конечно, много.

- Когда я просматривал отчеты о выступлениях членов клуба, то встречал фамилии известных в Израиле людей. В частности, фамилию депутата Кнессета Юрия Штерна, заместителя мэра Иерусалима Ларисы Герштейн, литератора Григория Люксембурга. Отсюда я сделал вывод о том, что иерусалимский Клуб политической песни востребован «русской улицей». А связи с бардами в Америке, связи с русскоязычными американцами у вас есть?

Шовман: - Пока такой связи нет, но мы бы с удовольствием откликнулись на предложение из-за океана.

- Может быть, после выхода в эфир радиостанции «Народная волна» и на страницы НРСлова вы расширите круг знакомств. Я по крайней мере обещаю пересылать вам письма всех желающих установить с вами связь. К слову, а отклики на ваш сайт поступают?

Шовман: - Время от времени мы получаем письма из Австралии, из Америки, из Германии – в основном от желающих иметь кассеты, диски.

- А у вас есть возможность тиражировать концерты клуба и рассылать диски?

Шовман: - У нас уже есть пять дисков или кассет. Некоторые отвечают всем, как говорится, международным стандартам. Но есть «музыкальная продукция» и в самодеятельном исполнении.

- Михаил, представьте, пожалуйста, нашим читателям Юрия Липмановича.

Шовман: - Юра по специальности радиофизик. В Израиль он, как и Марк, попал с Большой алией. Но к разработке так называемой еврейской темы Юрий приложил руку еще в Нижнем Новгороде. Я имею в виду участие в «пуримшпилях». В Израиле он сблизился с ребятами из сборной КВН. Первые песни Липмановича на Земле обетованной прозвучали в Иерусалимском студенческом клубе.

- Может быть, начнем с «Хромого осла»?

Липманович: - «Хромого осла» я написал на тему Е. Крылатова и Ю.Энтина («Лесной олень»):

Раз в одном из иудейских сёл
Прошагал по улице осёл.
Были нетверды его шаги, -
Он хромал на правых две ноги.

Шёл осёл упрямо, как баран,
Путь держал из скандинавских стран.
Много он прошёл долин и гор,
Всё тащил нам мирный договор.


Ступай, хромой осёл,
По горам и долинам.
Вези домой, осёл,
Свой договор ослиный,
Где тесные границы,
Где мир нам только снится.
Вези его назад, хромой осёл!



Он шагал, и стук его копыт
Говорил о том, что враг не спит,
И, пока крепка у нас броня,
Дарит нам троянского коня.


Ступай, хромой осёл,
Ступай дорогой длинной,
Вези домой, осёл,
Свой договор ослиный,
Где говорят о мире,
Как о бесплатном сыре,
Вези его назад, хромой осёл!



Говорят, прошло немало лет.
Говорят, назад дороги нет.
Но не унывайте, господа, -
«Им тирцу аз эйн зо агада» *


И побредёт осёл
Долой из Иудеи,
И увезёт осёл
Ослиные идеи,
Где земли Арафата
От Нила до Евфрата,
Покинет нас навек хромой осёл! **

«Им тирцу аз эйн зо агада» - это выражение Теодора Герцля, и оно переводится с иврита так: «Если захотите, то это – не сказка».

- Юра, вам присуще сатирическое гротескное исполнение. Чтобы не быть голословным, приведу строфу из вашего цикла «страшилки»:

Мирный араб обнажил свой кинжал.
Мимо случайный солдат проезжал.
Выстрел раздался, послышался стон.
Завтра нас снова осудит ООН...

Правда, этой «страшилке» уже лет десять, сейчас вы, наверное, пишете по другому.

Липманович: - Но, опять же, если вспомнить, за что осудили израильтян, которые с максимальной осторожностью провели антитеррористическую операцию в Дженине, в лагере беженцев, то «страшилка» так же злободневна, как «Песенка о мирном процессе». - Судя по содержанию этой песенки, вы израильтянин крайне правых взглядов?

Липманович: - Я отвечу вам песней «Ну о чем с тобою говорить!..». У нее есть и второе название «Песенка о сионистском образовании»…

Ну о чём с тобою говорить ?
Всё равно ты – правая скотина.
Лучше я с ребятами творить
Буду мир на благо Палестины.

У ребят – серьёзный разговор.
Например, кого мы обделили.
У ребят – широкий кругозор
От Эль-Кудса и до Эль-Халиля.

Разговор у нас и прям, и груб.
Все проблемы мы решаем хором, -
Где достать недостающий труп
И кого потом клеймить позором.

Ты кричишь, что разум мой угас.
Что тебе придумать в оправданье ?
Интеллекты разные у нас, -
Повышай своё образованье.

А впрочем,
Сионизмы разные у нас, -
Урезай своё образованье.

- Юра, у вас есть и песенка о выборах, вернее, о предвыборах - 2003 года!.. Отношение ваше к «слугам народа», мягко говоря, не самое почтительное:

Плюют в глаза нам Божию росу.
Обещанного ждут четыре года.
Но южный темперамент у народа,
И выборы, как горбик, - на носу.

А за кого вы, кстати, голосовали? Кто представляет вас в Кнессете?

Липманович: - Голосовал я за партию Авигдора Либермана.

- Авигдор Либерман, глава партии Наш дом – Израиль, не раз выступал на страницах НРСлова. Он был и гостем нашей редакции.

Липманович: - Хочется надеяться, что депутаты от партии Наш дом – Израиль отстаивают в Кнессете и мои интересы.

- Депутаты от партии Наш дом – Израиль или от политического блока Национальное единство, куда влилась эта партия?

Липманович: - Я голосовал за Ихуд леуми, то есть за Национальное единство.

- А вы, Марк?

Эпельзафт: За блок Авигдора Либермана.

- А вы, Михаил, за кого опустили бюллетень?

Шовман: - В Израиле такие вопросы задавать не принято, так же, как в Америке не принято спрашивать о зарплате. Но я слушаю ответы Юрия и Марка, и сам удивляюсь тому, что мы все трое проголосовали за одну и ту же партию.

- А почему вы этому удивились?

Шовман: - Да потому что мы о политике почти не говорим на наших встречах.

- Не говорите о политике, но делаете ее: песни вашего клуба – это прямые политические призывы, выраженные гораздо ярче, чем предвыборные призывы избирательного штаба блока Национальное единство. Возьмем, к примеру, слова Липмановича на тему и музыку Татьяны и Сергея Никитиных («Большой секрет»)  

Не секрет, что Израиль дождался кумира, -
Видно, очень хотел перемен.
И теперь на глазах изумлённого мира
Возникает такой феномен.


Как миру подаяние,
Как бездна обаяния,
Как разума сияние
Встаёт, развеяв мрак,
Большой Барак для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Для скромной такой компании
Огромный такой Барак.




Ля-ля-ля-ля Барак.
Ля-ля-ля-ля Барак.
Ля-ля-ля-ля ля-ля-ля-ля Барак.



Не секрет, что Барак поражает масштабом
Хода мысли у всех на виду.
Он вступил бы в ХАМАС, если был бы арабом.
А пока-что вступил в Аводу.


Под мордоцелование,
Под прессы ликование,
Исход голосования
Осмыслит и дурак, -
Большой Барак для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Для тёплой такой компании
Холодный такой Барак.




Му-му-му-му Барак.
Му-му-му-му Барак.
Му-му-му-му му-му-му-му Барак.



Не секрет, что Барак приведёт нас к расцвету,
В трубы мира призывно трубя.
Мы его уважаем и любим за это.
Ведь в Бараке мы видим себя.


Под мозгопромывание,
Бюджетные вливания,
Весь мир до основания
Разрушим только так
И выстроим для маленькой,
Для маленькой такой компании,
С шипучей такой Шампанией
Секретный такой Барак.




Ах, было б только с кем,
Ах, было б только с кем,
Ах, с кем бы только переговорить.



Не секрет то, что время не пятится раком.
Есть финал, а в финале - мораль:
Тот, кто добрый и честный, тот станет Бараком.
Остальных же так искренне жаль.


Под бодрое вещание,
Пустые обещания
Пришла пора прощания.
Кто слушал - молодец!
Итак, настал для маленькой,
Для маленькой такой компании,
Пусть с рифмой такой неправильной,
Но полный такой... Барак.




Ах, был бы тот hэскэм,
Ах, был бы тот hэскэм,
Так было б разве с кем поговорить?
Но мы его сумеем претворить!

- Если принять во внимание, что Эхуд Барак то и дело возникает, а недавно даже наехал, как модно сейчас говорить, на Шарона, которого он обвинил в затягивании строительства «великой еврейской стены», то песенка «Большой барак» будет иметь большой резонанс на «русской улице».

Шовман: - В эту же категорию популярности я бы занес «Хевронский вальс» Марка Эпельзафта!

- А не прочтете ли сами, Марк, это стихотворение?

Эпельзафт:

Гром прогремел над Хевроном,
Словно военный снаряд.
Держит Земля оборону,
- Наша земля здесь, брат.
Тучи – посланники грусти –
В форме небесных сердец.
Сердце сожмет и отпустит.
Здесь наша память, отец.
Дождь посылает на битву
Тысячи крохотных слуг.
Ветер читает молитву, -
Здесь наша вера, друг.
Ну а на небе бездонном,
С Богом один на один,
Гром все гремит над Хевроном, -
Это наш город, сын.

- Не менее убедительно звучит ваша «Хевронская песня», Марк, в которой есть такая строфа:

Меняются министры оборон,
уходят идеологи, премьеры, -

(Эпельзафт) Но много тысяч лет стоит Хеврон,
и он прочнее Ословской химеры».

- Может быть, уместно завершить этот выпуск «Еврейских диалогов» песней «Не отдавай мой дом врагу». Кажется, ее написал Женя Мерзон. Тот самый Мерзон, которого избрали членом Центра партии Ликуд. Михаил, может быть, вы прочтете это стихотворение, которое, на мой взгляд, может жить самостоятельно.

Шовман:

Не отдавай мой дом врагу!
С землею этой связан я
Душой сквозь много тысяч лет, -
В Шомроне жил мой род, семья.
И мой пра-пра-пра-пра-прадед
Здесь обрабатывал поля,
Сражался, защищая дом.
И Б-гу говорил, моля
Всевышнего лишь об одном:
"Ты обещал мне этот край.
В изгнанье жить я не смогу!
Врагу мой дом не отдавай,
Не отдавай мой дом врагу!
Пускай я грешный человек,
Но я - еврей, я - твой народ.
Что ж торжествует Амалек
Над нами уж который год?"
Я думаю, Всевышний внял
Молитве предка моего:
В тот раз десницу не отнял
Он от народа своего -
И Амалек был побежден,
Пусть ненадолго… Но тогда
Врагу не сдался мой Шомрон,
Врагу не сдалась Йехуда.
И молимся, вернувшись мы,
Пройдя пустыню и тайгу,
Домой в Шомронские холмы:
«Не отдавай мой дом врагу!»

Главная

Новости

О нас

Авторы

Каталог

Песни о мире

На иврите

Песни

MP3

Диски

Друзья

Ссылки

История

Наши концерты

Игра

Поиск

Напишите нам

עברית

English
При цитировании обязательны ссылки на автора и сайт; в Интернете - линки.
Сайт адаптирован для Microsoft Internet Explorer / Firefox / Google Chrome.
© Лев Ари Судаков
2001-2014
Обратная связь
LJ / ЖЖ
Эта страница обновлена 26.7.2014