Иерусалимский Клуб Политической Песни «Зимрат aАрец»

Главная

Новости

Авторы

Песни

«mp3»

Каталог

English

בעברית
Тексты Виктории Райхер

Аквариум

Виктория Райхер

Москва - довольно большой город, Валя, и вряд ли Вы её встретите там, ту женщину.

К тому же, Валя, Вам не шестнадцать лет, Вы не влюблены, не собираетесь через месяц уехать в дальние страны навсегда, не поссорились навеки час назад и не рыдаете по этому поводу в метро. Если бы - шестнадцать, влюблены, собираетесь, поссорились и рыдаете - у Вас еще был бы шанс. А так - нет.

Та, которая - шестнадцать, влюблена, собирается, поссорилась и рыдает - носит большую и модную на тот момент красную шляпу. Под шляпой она носит красный же нос, весь от слёз. Над красным носом зелёные глаза, под цвет пальто. И неважно, Валя, что зелёное пальто не носят с красной шляпой. Шляпа большая и модная, говорю же, а пальто - тёмное-зелёное, во-первых, и мамино, во-вторых. То есть другого нет, а это - есть, и шляпа тоже есть, и всё это жутко модно, особенно шляпа, и плевать уже на пальто, потому что с такой шляпой можно и вообще без пальто, но вообще без пальто нельзя, потому что зима и метро. И едет эта шляпа себе в метро, и там же в метро рыдает, потому что не рыдать не получается никак. Такая вот красная шляпочка в зелёном пальто. Близорукая при этом, как рыба в аквариуме, потому что очки в шестнадцать лет - это фу и бе, а видеть необязательно, особенно в метро, тем более от слёз.

И вот плывёт эта рыба, эта шляпа, по вагону, и шатается от своего горя, и если бы ей в тот момент сказали бы "умри", то умерла бы она, не заметив, ибо уже жизнь уже всё равно кончена. Не любит, это ясно, не любит, во-первых, не любит, во-вторых, и не любит, в-третьих. Фу и бе. Умри, красная шляпочка. Умри - от горя, от слёз, от несправедливости (ведь это несправедливо - такую вот, замечательную, большеглазую, несчастную рыбу в зелёном пальто не любить!), а еще - от одиночества, потому что куда бы ни поехать в этом вашем метро, поговорить всё равно не с кем. Не поймут-с. Еще бы, им ведь не шестнадцать, они не влюблены, они не собираются, они не поссорились и не рыдают. Как же им понять? Никак.

И тут - голос над ухом. "Ну и что мы с тобой будем делать?" - говорит. Шляпа не видит, кто говорит, она и так-то близорука, а еще от слёз (неудобно, неудобно-то как! такие рыды! в метро! а, плевать, всё равно...), она смотрит в пол и бурчит "ыыыы". То есть она ничего не бурчит, она всхлипывает так, чтобы слышно было минимально, а если всхлипывать минимально, то получается "ыыыы". "А ну-ка садись сюда! Молодой человек, уступите ей место!" - командует голос, и шляпа оказывается на сиденье рядом с ней. Да-да, рядом с той женщиной.

Ты почему плачешь? - требовательно спрашивает женщина у рыбы в шляпе.
Хлюп, отвечает рыба. Хляп. Всхлип. Всхляп. Хрю.
Ясно, - серьезно кивает та женщина. Поссорились, да?
Плак, качается шляпочка.
Бывает, - вздыхает женщина. Но как же ты, такая красивая, так убиваешься? Поссорились, бывает, так что теперь?
Рыыд, заливается рыба близорукими глазами. Рыыыыыд.
Он тебя обидел? - догадывается та женщина. - Он обидел, потому что дурак? Он тебя, такую красивую, обидел? Точно дурак.
Хо... хо... хо... хоро... шшшшш... ййййй, качается шляпочка.
Хороший дурак, говоришь? - понимает женщина. - Такое тоже случается. И дураки бывают хорошими. По каждому хорошему дураку убиваться - убивалка сломается.
Шляпочка смотрит в пол. Кажется, её убивалка сломалась уже давно. Не то что бы это что-то меняло.
Ты вот что сделай, - говорит та женщина. - Ты приди домой, разденься, подойди к зеркалу и посмотри на себя хорошенько. Разгляди, какая ты красивая. Скажи "я же такая красивая, зачем же мне по нему плакать?". Полюбуйся. Ты еще долго красивой будешь. Ты всю жизнь красивой будешь. А он - что он. Дурак и есть дурак.
Шляпочка, конечно, вся в своих рыдах, но ей шестнадцать лет. Ей шестнадцать лет и ни один человек пока что не говорил ей, что она красива. Что мила, что симпатична, что "ничего" - говорили, хотя и нечасто (а нос? а прыщи? а очки? а без очков она ничего не видит и щурится, это же ужасно - так щуриться, а в очках - еще хуже, это же кошмар, а не очки), а вот что красива - никогда. Она знает, что красивой её можно назвать разве что от большой любви, ну или из жалости, но неужели же этой незнакомой женщине её настолько жалко? Шляпочка слушает и хлюпает носом. Ей надо высморкаться, но неудобно, к тому же у неё насквозь мокрый носовой платок и с него капает, и вынимать из кармана его нельзя - но та женщина подает ей откуда-то чистый носовой платок, и чуть ли не сама вытирает шляпочке им лицо, и шляпочка благодарно сморкается (Боже, какое облегчение! хлюпс!), и дальше молчит уже не придавленно, а удивлённо.
- Ты пойди домой, пойди - говорит та женщина. - Ты пойди и посмотри в зеркало. И поймёшь.
Это из-за шляпы, понимает заплаканная близорукая рыба. Все согласны, что шляпа мне идёт. Она думает, что я красивая, потому, что я в шляпе. Я ей не скажу, что без шляпы у меня нос и прыщи. Я ей ничего не скажу. Пусть думает, что хочет, решает шляпочка и готовится продолжать рыдать, но рыдать ей уже как-то сложнее. Ей уже проще привалиться к плечу той женщины, которую она так и не видит, потому что боится поднять глаза, к тому же - она без очков вообще мало что видит, тем более от слёз, ей и не надо ничего видеть, она просто приваливается к плечу той женщины и почему-то засыпает. Намертво, без снов. Как выключили.

Где она проснулась? Да неважно, Валя, какая разница - ну проснулась где-то, ну вышла как-то, ну пошла домой, дело же не в этом. Вот Вы говорите - встретить ту женщину, пусть она и Вас вылечит - но Валя, Вам же не шестнадцать лет! И у Вас нет очков, которые Вы не носите, потому что стесняетесь, и прыщей у Вас уже тоже нет. У Вас гладкая кожа, Валя, и чувство ответственности, и чувство приличия к тому же, Вы бы ни за что не стали рыдать в метро и снимать очки при сильной близорукости, и плыть без очков по улицам, как рыба в аквариуме, тараща туманные незрячие очи и покачивая красной шляпой, Вы бы не стали тоже.

Я понимаю, Валя, Вам тоже плохо. Я Вас честно понимаю, Валя. Но специально ехать рыдать в московское метро в нелепой надежде на чудо, пожалуй, все равно не стоит.

Москва - довольно большой город, и вряд ли Вы её встретите там, ту женщину.

2002


Тексты Виктории Райхер

Главная

Новости

О нас

Авторы

Каталог

Песни о мире

На иврите

Песни

MP3

Диски

Друзья

Ссылки

История

Наши концерты

Игра

Поиск

Напишите нам

עברית

English
При цитировании обязательны ссылки на автора и сайт; в Интернете - линки.
© Лев Ари Судаков
2001-2014
Обратная связь
LJ / ЖЖ

Эта страница обновлена 13.10.2014