Иерусалимский Клуб Политической Песни «Зимрат aАрец»

Главная

Новости

Авторы

Песни

«mp3»

Каталог

English

בעברית
Тексты Михаила Шовмана

Сага о тестировании тремпистов

12.07.2007

Михаил Шовман

Вся эта история началась в промозглый январь 2005го, когда оранжевое движение протеста только набирало силу, и было полно надежд и веры. Клуб «Зимрат аАрец» напряг ресурсы и соорудил диск с песнями этого самого протеста. В те дни протест протекал в палаточном городке возле Сада Роз. Организовано все было основательно: палатка – синагога, палатка-столовая, палатка-магазин, штабная палатка и радиорубка. Из последней раздавались среднестатистические израильские песни о любви и тоске, изредка прерываемые сообщениями. Рассовав по карманам копии нашего диска я выдвигался в рады обитателей палаток и радовал каждого сообщением – вот! мы! подготовили! песни! как раз к сейчас! Я даже продавил одну (!) за три (как мне помнится) недели протеста, передачу наших песен по местному радио. Преисполненный радостного ожидания я купался в этих звуках, убежденный, что вот сейчас, обитатели городка, впервые услышав свои чаянья высказаными... Я продавил через обитателей штабной палатки разрешение провести для изнывающих от безделья жителей городка концерт на иврите. К нам присоединилась хайфские коллеги. Несмотря на то что «пригласители» напрочь забыли об обещании предоставить микрофоны и динамики, мы прекрасно провели концерт. Присутствовало на нем никак не меньше пяти ивритоязычных слушателей... Я ходил в этот городок как на работу, я успел поговорить с десятками людей, но ответом мне всегда было молчание. Иногда вежливое...

Тогда я решил брать врага в минуты его наибольшей беспомощности. Когда исполненый обязательной благодарности он угнездился в моей машине тремпистом и я точно знаю сколько времени он будет дарить меня своим вниманием.
Я запускал тремпистам песни с диска, пытаясь изучить эту явственную нестыковку между намерениями авторов и восприятием песен израильским слушателем. Раз от разу я делал процесс прослушивания все более организованным и единообразным, превращаяя его в некоторое доморощеное исследование по этнографии-психологии-культурологии и одновременно в блиц-лекции по основам иносказания и сатиры.
Я предлагал тремпистам послушать песни ребят из клуба, а затем спрашивал что поняли, пытался, когда обычно не понимали, подтолкнуть к правильному ответу, вступал в диспут и интеллигентные (обычно) препирательства.

За два с лишним этих года я пообщался со множеством замечательных людей и каждый раз обещал себе что обязательно запишу свои наблюдения ...

Но вот круг внезапно замкнулся и я понял, что если не сейчас, то уже больше ничего не подвигнет… Я поставил тестовую песню очередной тремпистке. Дослушав, девушка сообщила,- "а я эту песню уже слышала – вот так же в тремпе – может быть у тебя?". "У меня, у меня, - заверил я девушку,- больше никто так над тремпистами не издевается". "Ну что Вы, заверил меня воспитанный ребенок, это совсем не издевательство, это очень интересно…". Но тут приблизившаяся точка высадки прекратила наши дозволенные речи и мы попрощались. "Вот,- булькал я про себя,- степень покрытия тремпуемого материала достигла первого порога плотности, похоже, пора писать".

Введение – термины и отступления

• Тремписты – израильское слово, обозначающее попутчиков, которых берут в машину. Попутчиков в Израиле возят бесплатно и массово. Основной контингент тремпистов – молодежь, чаще всего религиозная (последний феномен не совсем понятен: в деньгах ли дело или в частоте перемещений). До возникновения в последние годы опасности захвата солдат и повального запрета армией на ловлю тремпа солдатами основной контингент тремпующих были солдаты. Иногда слово "тремпист" используется в переносном смысле – халявщик, желающий воспользоваться чем-либо на дармовщинку, но в данном тексте слово используется только в прямом смысле.
• Отступление первое (лирическое?). Из многих сотен, а скорее тысяч тремпов за все эти годы, один мне все-таки оплатили. Лет 13 назад, по дороге в Иерусалим через Эин-Керем, "проголосовал" мне окладистый священник в сопровождении яркой, но какой-то неродной на вид дамы. Забрал я их в совершенно нежилой зоне и только начал думать, как же они туда умудрились попасть, как он попросил меня остановить на таком же нежилом перегоне. Ну, я не стал, конечно, спрашивать, что он собирается с дамой на каблуках в лесу делать. Может скит у них там, а может встреча со связным. На выходе он протянул мне полусотенную купюру. Я на своем ломаном английском пытался объяснить, что у нас это не принято, он, на своем ломаном английском пытался объяснить, что в их монастыре только так и принято. В конце концов, моя совесть уговорилась тем, что машина у меня была своя, а не служебная, да и привычки советские тогда еще не до конца выветрились.
• Отступление второе: о стиле. За всю свою долгую жизнь я практиковался только в двух окололитературных жанрах: тостах и диссертациях. Поэтому каждый мой текст, длиною более десятка фраз, выглядит как диссертация (а который меньше – как тост). Этот текст выглядит особенно наукообразно, так что здесь самое время читателю остановиться.
• Отступление третье: о языке общения. Естественно, что все описанное происходило на иврите, поэтому заранее извиняюсь за гебраизмы и неуклюжие переводы.

Глава первая: Организация эксперимента и сопутствующие байки.

• Первым делом тремпист должен пристегнуться. Во-первых, если поймают, то это дорого стоит и тремписту и водителю, во-вторых, привязанный тремпист лучше поддается психологическому эксперименту.
• Порядок песен. Начинается тестирование с "Песни греческой, обыкновенной" , затем для иллюстрации и закрепления пройденного предлагаются "Рыбный день" и "Стебная песня" - одна или обе в зависимости от длины дороги. Если публика разогрелась, а время осталась, то можно повернуть диспут в совершенно иное направление: "Жертвоприношение" Эли Бар Яалома. потом интересно послушать вместе "Закат Высокого Дома". И наконец, особенно когда подопытные совсем юны, говорю: а вот это написано вашим сверстником - "Адмати" ("Моя земля") Натана Перчикова. Желательно предупреждать, что песня называется – "Моя Земля" поскольку иначе ее первые слова "все возвышенности на теле твоем - уснули" вызывает другие ассоциации. Но реакция на песню Натана всегда самая положительная. Романтика, хорошо изложенная, тропку к сердцу всегда найдет.
• Собственно задача, стоящая перед слушателями – совсем не бином Ньютона. От них всего лишь требуется сообразить, что "Песня греческая, обыкновенная" – иносказательная, сатирическая; что автор не солидаризируется со своим лирическим героем, а издевается над ним.
• Но, справиться с этой несложной задачей, удается немногим. Получив «неуд», испытуемые пытаются спихнуть проблему куда-нибудь вовне себя – "ну, это мы не проходили, это нам не задавали". Тогда я вытаскиваю свой главный Аргумент. "Скажи, ты ведь Тору изучаешь?"- спрашиваю я голосом полным терпения. Наличие кипы и прочих вторичных религиозных признаков гарантирует мне требуемый ответ и возможность задать ключевой вопрос: "если на минутку отвлечься от святости процесса, то на какую профессию или деятельность больше всего похоже изучение Торы?" Не получив ответа, приступаем к наводящим вопросам: "Вот химик смешивает две жидкости, в надежде получить третью. Это похоже на процесс изучения Торы?" "Нет, отвечает мне средняя группа детского сада (если машина полная, то отвечает хором)". "А если механик прилаживает одну железку к другой, рассчитывая, что они будут крутиться вместе. Это похоже на процесс изучения Торы?" "Нет, отвечает мне …". Долго ли, коротко ли, но я выдаю свою версию того, чем занимаются изучающие Тору: "Нужно прочесть сложный текст, понять его, сравнить с другими известными текстами, сделать выводы". "Ну-у-у…"- мысленно ощупывает странную вещь – формулировку моя средняя группа детсада. "Так от вас и в этом случае требовалось только это! Не будучи способны разобрать текст песни, вы чисто технически не можете претендовать на способность изучить Тору". Действует.
• Следующим барьером становится необходимость понять, что в песне есть место иносказанию. "Ну, чего тут понимать?" – разнесенным по времени, но слаженным хором заявляют мне испытуемые. "Ну не нравится ему еврейская традиция, ну хочет быть как все народы, ну жаждет эллинизации, че тут непонятного-то?" Я не буду расписывать тут все мои ухищрения по подведению испытуемых к правильному ответу. Это занимает иногда и три минуты и пять (поверьте или проверьте, что пять минут подталкивающего диалога это выматывающее много; больше всего хочется в этот момент утопить собеседника в бездне его необразованности). Самые трудные случаи доводят меня до вопроса: а известно ли им понятие "лааг" – издевка, "лашон саги-наор" – иносказание, а не ощущают ли они этих вещей в прослушанной песне? В случае если не ощущают, помогают вторая и третья песни из набора. К счастью, в моей практике, на этом этапе прозревали практически все. Остальных я придушивал, чтобы нацию не позорили.
• "Стебная песня" конечно гораздо понятнее, мало кто не понимал ее сатирической направленности. Но смена позиций в последнем куплете с критикующей на утверждающую некоторых запутывала.
• В защиту испытуемых следует обратить внимание на следующее:
a) В Торе юмор и сатира не используются (ПМСМ). Некоторые испытуемые обещали прислать примеры намеков и иносказаний из Пророков, но все никак не соберутся.
b) В израильской песне (той, что по радио и телевидению) юмор и сатира не используются (если ребенка до пятнадцати лет кормить "Матэрной", то потом бессмысленно давать ему мясо – и жевать нечем и переваривать мучительно больно)
c) Юмор и сатира присутствует в различного формата "стенд-ап", но там клиническая внешность артистов предупреждает заранее – "Щас шутить будут"
• В момент прозрения испытуемые бьют себя ладонью по лбу и восклицают "Так это он "цини" " (происходит от "циник, циничный"). Слово "цини" заменяет израильским Эллочкам широкий спектр слов от "намек" и "иносказание" до "сатира" и "сарказм", хотя для всех этих слов существуют свои или заимствованные синонимы. Короче, любая мысль, высказанная не с фельдфебельской простотой/прямотой, получает почетное звание "цини".
• Для развития интеллигентного разговора, целесообразно вернуть самооценку испытуемых на прежнюю поднебесную высоту, задавая "каверзные" вопросы: "а где это к западу от Тель-Авива? А кто такие четыре матери?" (см "Рыбный день" (http://rjews.net/jsc/songh_18.htm ))
• Элину песню "Жертвоприношение" имеет смысл обсуждать только если публика заинтересовалась процессом. Вначале желательно проверить, знают ли испытуемые кто такой Вильгельм Телль. Но тех, кто знает твердо, оказывается, стоит проверить знают ли они кто такой Ифтах. Вопросы начинаю с простого: с предложения назвать собеседников автора и обсуждения того, что же, в конце концов, сделал Ифтах в соответствии с различными авторитетами. Чем моложе испытуемые, тем труднее им дается понимание того, что все четыре (к этому числу еще нужно прийти), собеседника автора объединены не литературным, а, присущим только существам из плоти и крови, отцовским чувством. Многим, особенно молодым, неприятна мысль, что Авраам страдал от необходимости выполнить Предписание. Очень многие реагируют резко отрицательно на то, что праотец Авраам назван глупцом (даже если эти слова вложены в его же уста). Я пытаюсь защитить автора (оцени, Эли) утверждая, что поэт, как и пророк, имеет право высказаться так, как простым смертным непозволительно. Тем не менее, оценки этой фразы колеблются от "острой" до "наглой", явно тяготея к последней. Какой–то юноша прочел даже молитву, как я понял, предназначенную для случаев невольного богохульства. Но даже и в этом случае диспут на эту тему, занятие увлекательнейшее. На этом этапе собеседники готовы формулировать свою позицию по множеству нетривиальных вопросов. Люблю еще спрашивать, какие ассоциации вызывает фраза "и встанем на плацу за рядом ряд" – практически безошибочно все ловят ассоциацию с Катастрофой хотя на иврите эта ассоциация гораздо менее очевидна, чем в моем русском подстрочнике здесь. "Оранжевая" же ассоциация этой фразы доходит лишь до единиц.

Глава вторая: Прохождение экспериментов в примерах и картинках
• Обычный случай это вязаные (религиозные сионисты) мальчики и девочки в возрасте 18 - 30. Или мальчики – харедим.
• Перед размежеванием подвозил по 443 дороге солдат. Один из них послушал песню и стал тщательно выспрашивать специально ли я езжу по этой дороге (там много баз и было много тремпистов) и всем ли даю слушать эту песню – старательно готовился к написанию телеги.
• Трое харедим выслушав первую песню, не стали вступать со мной в переговоры, а попросили остановить у ближайшего куста и вышли. Видимо приняли за миссионера. При этом среди русскоязычных хабадников за всю нашу историю никто не воспринял песенку о рабби Шнеерсоне как обидную.
• Русскоязычные слушатели, конечно, ловили смысл песен на раз. Это пока еще впитывается с молоком матери
• Англоязычные хуже, чем наши, но ни для кого такое явление не было неожиданностью, ссылка же на "родство" с Бобом Диланом вообще все ставила на свои места.
• Франкоязычные – тестирование невозможно из-за слабого, обычно, владения ивритом.
• С десяток, за все время, тремпистов уже с первых слов демонстрировал такой низкий уровень развития, что тестировать там было нечего – я включал радио и слушал новости.
• Пару раз подвозил от дома левого (политически) соседа. Этакий забредший в Иерусалим шенкиноид . Так он с песней был очень солидарен: "он правильно говорит … нечего лишними вещами интересоваться: дискотека, кино – вот это да!"
• В феврале прошлого года, возвращаясь с посадок на Ту-Бишват взял в машину юношу характерного для Южной Самарии вида: кипа, цицит, сидур в руках. Поставил песню. "Ну что тут сложного,- сказал юноша,- грустно все это". "И что же ты все-таки понял,- спросил я, готовясь после такого самоуверенного начала к длительным и изнурительным разъяснениям." "Грустно, что есть такие люди, которых высмеивает автор. И, скажи, когда он говорит об уходе ("итнаткут"), он имеет в виду и то, что произошло в Гуш Катифе? ". Над подведением слушателей к этому выводу (если такая надежда вообще есть) я работаю отдельно. А тут – сам и как само собой разумеющееся. "Скажи, пожалуйста,- спросил я,- а где ты учишься?". "Ну…я…ну…это… я…". "Скажи, мне же интересно, какой рав воспитывает таких разумных учеников". "Ну…я…ну…это… я вообще нигде не учусь ". "А чем же ты занимаешься?". "Ну…я…ну…это… я тут на (незаконном) форпосте коз пасу". Тут, господа, моя сага переходит в Торжественную Ораторию: "Ну, если у Еврейского народа есть еще такие пастухи,"- грохочет вокруг меня большой, безусловно, оранжевознаменный хор,- "то мы еще о-го-го!!!"


Глава третья: Результаты исследования и неутешительные выводы

• Народ Израиля весьма доброжелательно и с интересом относится к попыткам вовлечь его в интеллектуальный треп о жизни, литературе и культуре. Я тщательно удерживал беседу от перехода на актуальную политику, о которой, как известно всегда посудачить рады. Тем, кому становилось в лом напрягаться и думать (слушать такие песни, особенно с непривычки – безусловный интеллектуальный труд), я напоминал, что еврею историей положено головой работать.
• Практически не встречал людей, неготовых обсуждать еврейскую традицию или уж совсем незнакомых с нею.
• Эксперименты с тремпистами началось незадолго до разрушения еврейских поселений в Газе. За два года тестирование прошли от двух до трех сотен тремпистов.
• Соотношение(примерное) испытуемых по группам
o Мальчики – девочки: среди тремпистов мальчиков, естественно заметно больше думаю 2/3 и 1/3. Но! Среди отгадавших, из мальчиков один из десяти, среди девочек – одна из шести – семи. Приводя эту статистику самим тремпистам, я выслушивал каноническую фразу: "Женщине бОльшая доля мудрости дается". При этом мальчики снисходительно хмыкали, а девочки… Впрочем лучезарную реакцию девочек я описывать не буду… Один раз в машине оказалась супружеская пара, и, что бывает нечасто, статистический закон выполнился в конкретном случае – она отгадала, а он нет. Зрелище – прелюбопытное.
o Религиозные – нерелигиозные: примерно 8 к 2. Среди отгадавших у нерелигиозных результаты, пожалуй, чуть лучше, но это наблюдение, статистически не слишком достоверно.
o Сфарадим – ашкеназим. Никаких статистически значимых различий.
o Вязаные-черные кипы. В общем составе примерно поровну. По результатам вязаные, конечно, заметно лучше, хотя цифр, даже оценочных- как выше - привести не смогу. Нередко харедим вообще с большим трудом вовлекаются в отвлеченный разговор. Вспомнилось как на AlterNet, в ответ на похвалы религиозной системе преподавания, Игорь Печерский сказал, что в разговорах со многими равами слушал жалобы на зубрежку и начетничество, царящие в ешивах. Мой опыт подтверждает – чем чернее ешива, тем труднее с восприятием незнакомого.
• С возрастом сообразительность очевидно растет. Так что, наиболее восприимчивы – "вязаные" от 25 и старше. До 18 – практически во всех категориях - безнадежно.
• Отсутствие возвратных контактов показывает, что навязаный мной интерес недолговечен и, уж наверняка, не активен. Даже самое живое участие в диспуте и искренние (по моим ощущениям) изъявления благодарности, не породили ни одного обращения по результатам поездок. Иногда спрашивают, где можно послушать, но ни разу не позвонили с приглашениями.
• Статья в "Ба-Шева", даже очень давняя, упоминалась совсем нередко.
• Интернет не стал источником первичных знаний о клубе и ребятах.
• Главный неутешительный вывод: 90% (ну, хорошо, с девочками – 85% ) наших ивритоязычных единомышленников не понимает языка на котором мы говорим. И это медицинский факт.

Заключение…, нет лучше, Послесловие.

Я задумывал этот материал как развлекательное чтение о моих экспериментах с тремпистами, а получился рассказ о хождении клуба в простой израильский народ.
Вообще–то началось это хождение еще 9 мая 2002 года на первом нашем ивритском концерте в Биньяней аУма в Иерусалиме. Именно там был задан нам Главный вопрос: «А адвокат у вас есть?». Позже, мы настолько были настроены на подготовку к надвигающейся на нас ивритской аудитории, что на Маале аЗейтим 08.01.2004 (спасибо Шеваху Шерензону за гостеприимство еще раз), Эли Бар Яаялом вел концерт на иврите, хотя состав той замечательной компании его к этому вовсе не обязывал. Ну а потом было то, с чего начинаются эти заметки и исчезновение концертов (но не песен) на иврите из нашей деятельности.
Получилось длинно. Но мне было интересно все это вспоминать. Хотя ощущение, что многих симпатичных людей уже позабыл. Торжественно обещаю (самому себе) что впредь постараюсь записывать результаты по горячим следам, чтобы цифры были точнее.
В тексте все же много израильских реалий и неразъясненных отсылок к текстам песен. Обязуюсь ответить на все вопросы всем, кто дочитает до этой фразы.
Тексты Михаила Шовмана

Главная

Новости

О нас

Авторы

Каталог

Песни о мире

На иврите

Песни

MP3

Диски

Друзья

Ссылки

История

Наши концерты

Игра

Поиск

Напишите нам

עברית

English
При цитировании обязательны ссылки на автора и сайт; в Интернете - линки.
Сайт адаптирован для Microsoft Internet Explorer / Firefox / Google Chrome.
© Лев Ари Судаков
2001-2014
Обратная связь
LJ / ЖЖ
Эта страница обновлена 26.7.2014